Мураками харуки кафка на пляже рецензия

Пещеристые тела постоянно наполняются кровью, толкая героев Мураками к рукоблудию и плотоядным взглядам на ближайшие объекты, годные для удовлетворения возникшей необходимости. Всё остальное на этом фоне кажется незначительным — взятым с потолка. Присутствует линейное движение вперёд и множество размышлений о постороннем, что могло бы также стать основной сюжетной линией, но в силу отсутствия стремления у Мураками доводить дело до конца — этого не происходит.

Кафка Тамура — 15-летний юноша, который уходит из дома, чтобы избежать проклятия от своего отца. От Токио до Такамацу молодой Кафка встретит красочных персонажей. Г-н Наката — старик немного прост, не зная, как читать или писать. Без воспоминаний и друзей он живет настоящим счастьем.

Кафка на пляже, Харуки Мураками.

Этот роман по тону и фону более других текстов Мураками сходен с "Кафкой на пляже": кошки, живописный пустырь; но также с другими произведениями: девушка, приволакивающая ногу, разговоры о джазе и роке, призраки, большой дуб. Масса излишних бытовых мелочей романа все же не делает Мураками сходным с Джойсом: у Мураками эти критикуемые многими мелочи не тонут в общей структуре текста, выпирают, дают многословие — так называемую "воду".

Особенность романа — масса вставных новелл. Фабула сходна с фабулой "Sputnika": исчезает и долго не находится кот по имени Нобору Ватая, затем начинает вдруг пахнуть незнакомым парфюмом Кумико — жена героя-рассказчика и в тот же день пропадает.

Брата Кумико зовут Нобору Ватая кота назвали так же по причине неуловимого сходства с ним. Нобору Ватая — типичный для Мураками злодей, двуличный человек. Герой-рассказчик Тору Окада много думает о "нехорошести" шурина, однако на первых сотнях страниц единственный дурной поступок последнего — предполагаемое или действительное изнасилование…"дневной красавицы", добровольно вышедшей на панель дамы из хорошего общества.

Фактически он устраивает им своекорыстные метафизические аборты. Словно бы опять кажут жерла потусторонние флейты. Еще одно сходство со "Sputnikом": некоторый мальчик сразу не поясняется, что это Корица слышит сидящую на сосне невидимую заводную птицу; под сосной двое людей в черном: высокий и низкий. Низкий забирается на сосну и, конечно, бесследно исчезает… Высокий роет под деревом яму и захоранивает в ней человеческое сердце.

Пересказывать здесь роман не имеет смысла. Как истинный духовидец Тору Окада на протяжении всего романа нередко кончает в трусы "обканчивается". Здесь есть нечто сходное со знаменитой сведенборговской задержкой дыхания или с соблюдающим нечистую чистоту или равно чистую нечистоту монахом-подвижником.

Вставные новеллы повествуют о событиях в государстве Маньчжоу-го. События там и в современной рассказчику Японии имеют зеркальные отображения. Повторяются глубокий колодец, на дне которого оказываются герои, синее пятно на щеке ветеринара и на щеке Тору, сдираемая с живого человека кожа во втором случае в сновидении. Такова организация художественного материала. Иногда она до боли пунктуально следует обыкновениям Роб-Грийе. К счастью, Мураками прибегает к отстраненным описаниям только в некоторых вставных рассказах.

Эти описания как бы не принадлежат тому, кто их передает; их язык — не язык конкретного очевидца. Но у Мураками есть своя новизна: слушающий может воспринять в рассказах то, что рассказчик вроде бы не говорил. Тору воспринял в рассказе утверждения о существовании невидимой птицы с механическим голосом, но рассказчица Мускатный Орех, мать Корицы[9] заявляет, что о птицах у нее не было ни слова.

К концу произведения заводная птица так и остается виртуальностью. Ее никто не видел, ее голос, скорее всего, чистая кажимость, в лучшем случае — звоночек из иного мира. Характерно, что одна из героинь постоянно называет самого Тору Окада Заводной Птицей.

По сравнению с "Кафкой на пляже" этот текст менее логичен и строен, более стихиен и сильнее опутан смешениями "того" и "этого мира", прошлого и настоящего. В "Охоте", как всегда у Мураками, много физиологии.

Это дает ощущение витальности, облегчает вхождение в текст. Но слишком большого перебора в описании рутинных бытовых подробностей и заурядных внутренних ощущений еще нет. Тем более что быт периодически компенсируется чувствами необычными и чуть ли не надмирными, которым, например, способствует девушка с волшебными ушами. В сюжет вмешивается иррациональное, но иррациональное до поры до времени логичное. На первый взгляд фарсовость произведению придает фотография вида Хоккайдо с овцами.

Кажется, что сюжет и впрямь привязывается к ушам! Эта интрига вовремя перебивается письмами друга героя, Крысы. В них много "ни о чем", — именно тот материал, который и положено давать в подобных местах. Оттенок — гетевско-вертеровский.

С помощью уклончивых слов Крыса старается объяснить свое нежелание открыть адресату свое местонахождение но в то же время посланной фотографией с горным пейзажем как бы сам себя выдает. Рассказывая о скитаниях по северу страны, говоря ни о чем, Крыса таки придает частичную авторитетность ничего не значащей фотографии вида Хоккайдо.

Далее герой в своих воспоминаниях попадает в тон писем Крысы, продолжает его ноту. Идет масса других вроде бы поэтических, но необязательных текстуальных "забивок". Формально они смотрятся все же лучше, чем описания процедуры чистки зубов или ушей. Наконец возникает оправдание фотографии как ключевого факта: если смотреть в лупу, одна из сфотографированных овец — какой-то необыкновенной несуществующей породы, да еще и с родимым пятном в форме звезды.

Выясняется, что овца с таким пятном — предмет галлюцинаций лидера правых. В его голову якобы вселялась овца, долгое время там жила, а затем сбежала. Эта запредельная фантастика действует в сюжете как рядовой детективный ход.

Начинается охота на овец, то есть поиск необычной овцы. По пути автор, как может, растягивает действие, нажимает на различные тормоза. Рассказывает о мельчайших событиях, которых обычно не терпит и рядовой дневник рядового человека. Из подобного потока событий состояли первые по хронологии два романа, но отныне этот поток более размерен и тщательно дозируется. Еще большую роль в отсрочке кульминации или развязки играют типичные для Мураками вставные новеллы, исторические очерки.

Человек-овца появляется как в сновидении, и сразу же именуется человеком-овцой без всяких пояснений и описаний внешнего вида. Сначала его называют человеком-овцой, гораздо позже рассказывают о внешнем облике. Очевидно, ни автора, ни героя это не смущает.

Автора и героя не смущает также другое: около одинокой хижины, расположенной на территории отдаленного пастбища, установлен вполне цивильный почтовый ящик… Начинается чехарда солипсизма: выясняется, что человек-овца не имеет отражения в зеркале; возникает призрак Крысы. Отличить его от человека во плоти невозможно. Призрак пьет пиво вместе с героем и заявляет: "Я повесился в кухне. На балке под потолком". В действительности оказывается подвешенным, превращенным в призрак сюжет.

Его с трудом созданная легитимность проявила себя как иллюзорная. Крыса, когда был жив, прятался от героя, однако вызывал его открыткой на помощь. Крыса просил показывать открытку всем и вместе с тем не хотел прихода посторонних.

Приспешники фюрера-сэнсэя заставляют героя искать необычную овцу, хотя заведомо знают ее местонахождение. Девушка с волшебными ушами многое предчувствует, но ничему не способствует. Она — только украшение, архитектурное излишество, но не исключено, что она — контролирующий действия героя стукач, соглядатай.

В этом случае слова о ее волшебных ушах могут получить и более тривиальное толкование. Впрочем, автор ничего этого не разъясняет. Такова фабульная манера Харуки Мураками. Фабула для него не главное, но именно в романе "Охота на овец" проблеск эзотерических тайн мира, сведение мира к галлюцинации не компенсируют бессвязности показываемых событий. У Мураками мы как будто имеем: обычных овец что щиплют травку ; необычных овец, что могут вселяться в голову человека; людей в которых вселились овцы; людей, которых овцы покинули например, это профессор-овца и находящийся в коме сэнсэй ; людей-овец.

Идентичность людей-овец и людей, в которых вселились овцы, Мураками нигде прямо не показывает. Это разные существа. Сэнсей и разжалованный военными профессор не носили на себе шкур. Говорить об этом романе почему-то и нет большого желания. На самом дальнем, но главном плане — Человек-Овца. В отличие от Заводной Птицы этот герой не виртуален, и тем не менее, остается на важной периферии повествования.

Он как бы лишь слегка показывается. В этом большое сходство с современным кинематографом, произведениями Стивена Кинга. В тексте — почти все приемы Мураками; таинственное постоянно чередуется с плоско-рутинным, бытие, события двоятся: Готанда друг главного героя одновременно убил и не убил "даму по вызову" Кики.

Убийство как бы и было, и выглядит как сновидение. Хотя роман явно получился, никакого вальсового "дэнс" там нет. Этот "дэнс" чаще смахивает на шаманскую пляску, временами сменяющуюся современными танцевальными раскачиваниями. В данном "дэнс" не так много дзен. По фабуле роман — затянувшаяся страшная волшебная сказка. К концу романа делается частичный показ скрытых "замков свода"[10].

Приснившаяся Кики объясняет рассказчику, что все призраки людей и комнат — это он сам. Никакой гарантии верности такого показа нет. Кроме того, Кики заявляет, что она не умерла, а ненасильственно перешла в некий параллельный мир. Видимо, главное в романе — периодически появляющиеся мощные куски психоделики. С психоделики действие начинается, ею же, несмотря на оговорки, и заканчивается.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: КНИГИ ХАРУКИ МУРАКАМИ — ЦЕЛЫЙ ПОДАРОЧНЫЙ БОКС!

Интересные рецензии пользователей на книгу Кафка на пляже Харуки Мураками: Замечательное произведение Харуки Мураками! В романе. Книжное похмелье! Параллельные сюжеты, магический реализм и потрясающий слог.. Добрый день! Просто до безумия хочу поделиться книгой.

Глядишь на него, и как-то весь успокаиваешься. Мураками - яркий пример правоты литературоведов в том, что у любого писателя есть своя особенная картина мира, которую он творчески пропагандирует. По большому счету, каждая черточка из реальности "Кафки на пляже" знакома читателям Мураками до колик, до дежа-вю. И все-таки неодолимая сила затягивает шагнуть в очередной шестисотстраничный омут известным образом структурированной мистификации. Ты можешь проникнуть в него на сколько-то шагов и благополучно вернуться обратно. Если будешь осторожным. Но стоит лишь переступить некую черту - и возврата назад уже не будет. Пятнадцатилетний Тамура бросил школу, назвался Кафкой и уехал из дому куда глаза глядят. Отныне он капитан своей судьбы, и должен исполнить некое неясное пророчество. Вокруг Кафки что значит по-чешски "ворона" разыгрывается целая педагогическая поэма, сродни обряду инициации: добро пожаловать в реальность, мальчик!

Этот роман по тону и фону более других текстов Мураками сходен с "Кафкой на пляже": кошки, живописный пустырь; но также с другими произведениями: девушка, приволакивающая ногу, разговоры о джазе и роке, призраки, большой дуб.

Возрастная аудитория: Общая аудитория Печать и оформление на высшем уровне. Бумага лучшего качества.

trounin.ru

Юный Тамура не только сбегает из дома, чтобы избежать исполнения страшного предсказания отца, но и придумывает себе новое имя - Кафка, - здесь нужно иметь в виду, сколь важное значение придавали древние люди именам. Старик Наката убивает человека и тоже отправляется в путешествие, дабы совершить некий магический ритуал, который вернет ему утраченный в далеком детстве дар понимать буквы, власть на словами, именами, в конце-концов. Хосино, увязавшийся за стариком, тоже становится другим, начинает читать книги и слушать классическую музыку. Отец Кафки жаждет умереть, чтобы причаститься к таинству смерти, пройти в каком-то смысле через второе рождение. Инициация через путешествие, странствие, дорогу: Кафка Тамура едет в другой город, где хочет начать жизнь с нового листа; Наката ищет таинственный Камень от входа; Хосино работает дальнобойщиком и помогает Накате; отец Кафки идет через лес посмертия, находящийся между миром живых и миром мертвых.

Кафка на пляже

Возможно, этот раздел содержит оригинальное исследование. Добавьте ссылки на источники , в противном случае он может быть удалён. Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. На удивительные судьбы героев, жителей Японии второй половины XX века , влияют пророчества, посланцы потустороннего мира и… кошки. Юноша по фамилии Тамура, по прозвищу Ворон, в день своего пятнадцатилетия убегает из дома из-за не складывающихся отношений с отцом. Тот ещё в детстве высказывает пророчество, перекликающееся с греческим мифом об Эдипе , что его сын будет жить с матерью и сестрой они ушли из семьи, когда мальчику было 4 года и убьёт своего отца. В описываемое время он тоже живёт в Накано, получая небольшую пенсию по инвалидности. Благодаря своему уникальному дару Наката может разыскать на улице сбежавшую из дома кошку, и выполнение таких заданий составляет немалую часть его заработка. Наката начинает долгий путь из Токио в Такамацу, а Кафка разбирается в удивительных перипетиях судьбы Саэки-сан.

Это первый роман Мураками, который я прочитал.

Исписался ли автор, или он просто меняется, или меняемся мы? Так ли глубок замысел, или мы пытаемся увидеть глубину океана в луже?

«Кафка на пляже» Мураками Х.

.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Книжный отзыв: Харуки Мураками - Шесть потрясающих книг
Похожие публикации