Планета диссертаций

ВАК Таджикистана: защита диссертаций в Институте истории АН приостановлена share Смотреть комментарии Чоп Высшая аттестационная комиссия при президенте Таджикистана приостановила работу Диссертационного совета Института истории, археологии и этнографии Академии наук РТ. Председатель ВАК Абдулхаким Розикзода в беседе с Радио Озоди 7 июня заявил, что решение принято после того, как было аннулировано постановление Диссертационного совета института о присвоении ученой степени кандидата исторических наук Нурали Хакимову, возвращено на доработку диссертация соискателя Давлатёра Шералиева и нарушен порядок назначения официальных оппонентов для научной работы Назиры Бободжоновой. По словам Розикзода, пока соискатели ученой степени по истории могут представить свои научные работы для защиты в Диссертационный совет факультета истории Национального университета. Напомним, в 2016 году премьер-министр России Дмитрий Медведев выразил удивление большим количеством кандидатов и докторов наук в Таджикистане, требуя перепроверить эти данные.

Об орбитах планет философская диссертация. Гегель Г. Работы разных лет. В двух томах. Нумерация в конце страницы. За исключением небесных тел, все остальные тела, порождаемые природой, как бы совершенно в своем роде ни выражали они образ Вселенной, не являются самодовлеющими в отношении первичной силы природы, то есть тяжести, и погибают под давлением целого; небесные же тела, не прикованные к месту и более совершенно заключающие в самих себе центр тяжести, шествуют подобно богам в ясном эфире.

Ученые насмешили интернет кратким пересказом своих диссертаций

Об орбитах планет философская диссертация. Гегель Г. Работы разных лет. В двух томах. Нумерация в конце страницы. За исключением небесных тел, все остальные тела, порождаемые природой, как бы совершенно в своем роде ни выражали они образ Вселенной, не являются самодовлеющими в отношении первичной силы природы, то есть тяжести, и погибают под давлением целого; небесные же тела, не прикованные к месту и более совершенно заключающие в самих себе центр тяжести, шествуют подобно богам в ясном эфире.

Поэтому нет более возвышенного и чистого выражения разума, нет предмета, более достойного философского рассмотрения, чем то живое существо, которое мы именуем солнечной системой. И похвала, которую Цицерон воздает Сократу за то, что он низвел философию с неба и внедрил её и повседневную жизнь людей, либо вообще не яаелужипает внимания, либо должна быть истолкована и том смысле, что философии не может принести никакой пользы людям, если она не снизойдет к ним с неба, и что псе яти усилия должны быть поэтому направлены на то, чтобы поднять ее на небо.

Для обсуждения столь высокого предмета узкие рамки диссертации мало подходяще, так как позволяют изложить лишь самые элементарные пункты. В своем изложении этих пунктов я намерен придерживаться следующего порядка: прежде всего я остановлюсь на тех понятиях, на которых обыкновенно физическую часть астрономии; затем выясню, 247 как судит истинная философия о строении солнечной системы главным образом в связи с вопросом об орбитах планет, и, наконец, покажу, как полезна, может быть философия даже для определения математических соотношений величин, причем я воспользуюсь одним знаменитым примером из античной философии.

Обращаясь к интересующему нас здесь отделу физики, мы: легко убеждаемся, что это скорее небесная механика, чем физика, и что излагаемые в астрономии законы черпаются скорее из математики, чем действительно берутся из самой природы или строятся разумом. В самом деле, после того как счастливый гений нашего великого Кеплера открыл законы обращения планет, явился Ньютон, которого прославляют за то, что он доказал эти законы не физическим, а геометрическим способом, хотя его же превозносят за включение астрономии и физику.

В действительности же Ньютон вовсе не ввел силу тяжести, отождествляемую им с центростремительной или притягательной силой, в этот отдел физики ибо и до него все физики считали отношение планет к Солнцу истинным отношением, то есть реальной и физической силой , а только сравнил количественную сторону силы тяжести, как она обнаруживается опытом па телах, находящихся на нашей земле, с количественной стороной движений небесных тел, да и вообще свел псе к математическим отношениям, геометрическим и арифметическим.

Но поводу этого соединения математики с физикой следует особенно предостеречь против смешения чисто математических соображений с физическими, против подмены линий, которыми геометрия пользуется для доказательства своих теорем, силами или направлениями сил.

Правда, математическое как целое нельзя считать чем-то чисто идеальным или формальным, ибо оно есть вместе с тем нечто реальное и физическое: соотношения величин, обнаруживаемый математикой, присутствуют в самой природе именно потому, что это отношения разума, и, будучи познаны, являются законами природы. Но от самого целого следует отличать его анализ и изложение, которые отвлекаются от совершенной целостности природы.

Одна часть математики, геомет- 238 рия, отвлекается от времени, а другая, арифметика, — и от пространства; первая конструирует геометрическое целое на основе одного только пространства, вторая — арифметическое целое на основе одного только времени, и таким образом принципы познания этих формальных целостностей отрываются от истинных соотношений реальной природы, в которых время и пространство связаны неразрывно. Высшая же геометрия, которая соединяет геометрию с математическим анализом и которая сама возникла вследствие необходимости измерять время и пространство в их взаимной связи, устраняет этот разрыв лишь отрицательно, с помощью понятия бесконечного, и не дает истинного синтеза времени и пространства, отнюдь но отступая в своих операциях от формального метода геометрии и арифметики.

Поэтому нельзя смешивать то, что относится к свойственным математике формальным принципам познания, с физическими точками зрения, нельзя приписывать физическую реальность тому, что обладает реальностью только в области математики. Но каково было представление Ньютона о физике, видно уже из его замечания, что с физической точки зрения притяжения было бы, пожалуй, правильнее называть толчками; мы же, напротив, полагаем, что толчок относится к области механики, а вовсе не истинной физики.

Но Ньютон, вполне уверенный, что он всюду определяет отношения сил, возвел полу физическое, полу математическое здание, в котором не так-то легко различить, что относится к физике и действительно является шагом вперед в этой науке. Не то мы видим у Кеплера, который понял, что тяжесть есть общее свойство тел, что притягательная сила Луны вызывает морские приливы и отливы и что неправильности в движении Луны обусловлены соединенной силой Солнца и Земли.

Если бы этот гениальный человек, одаренный чистейшей любовью и способностью к философии, вообще был в состоянии вынести ту путаницу, которая, как мы увидим, порождается учением о силах тяжести, центростремительной и центробежной, то ему ничего бы не стоило облечь в физическую форму чисто математическое выражение открытых им бессмертных законов.

Далее, если количество движения и, если угодно, величину центростремительной силы, то он мог сказать, что сила тяжести, или центростремительная сила, обратно пропорциональна радиусам или расстояниям.

Что же касается того способа, каким Ньютон доказывает свое положение, что площади, которые описываются при круговом движении тел радиусами, от этих тел к неподвижному центру сил, пропорциональны временам обращения, то не приходится завидовать легковерию людей, принимающих это за действительное доказа- 240 тельство.

Ибо, согласно доказательству Ньютона, дуги должны бы были быть так же пропорциональны временам, как и площади, между тем как требовалось доказать, что пропорциональны только площади, но отнюдь не дуги. К числу приемов, играющих большую роль в математических доказательствах, я отношу и знаменитое разложение сил, свидетельствующее о полном отсутствии чувства природы.

Ибо если механическое направление движения действительно может возникнуть из противоположных направлений нескольких сил, то этим не только не доказывается, что направление живой силы порождается противоположными силами, но весь этот механический взгляд, согласно которому тело приводится и движение посторонними силами, должен быть признан совершенно несоответствующим живой силе.

И если Ньютон, рассекший на части свет, которому природа положила быть простым, разлагает таким же образом и другие простые силы и называет силами линии, с помощью которых он выводит теоремы об их количественных отношениях, то физики справедливо недоумевают, как -мл математического рассмотрения предмета возникает такое множество сил, о которых ничего не знает природа. Почти вся механика и астрономия покоятся на этом разложении и вытекающем из него принципе параллелограмма сил, и величие законченной в себе научной дисциплины, согласной с явлениями природы, как будто оправдывает положенную в ос основу гипотезу.

Этот метод разложения, лишенный сим по с обо цел кого разумного основания, внушает людям донор по снохой очевидной многообразной пользой. Здесь же ограничимся замечанием, что когда какое-нибудь простое явление, изображающееся прямой или кривой линией, разлагается на другие линии, то этот прием представляют собой математический постулат, который своей многообразной полезностью дл 241 математики, но основание которого должно быть исследовано другой наукой; нельзя судить об основании по его пользе и вообще по его следствиям и нельзя линиям, на которые разлагается изображаемое линией направление силы, приписывать физическое значение вследствие одной лишь математической полезности этого приема.

И мы находим действительно, что центростремительная сила, поскольку она отличается от силы тяжести, равно как и центробежная, имеет своим единственным источником разложение направления движения на математические линии.

А именно бесконечно малая часть круга включается в параллелограмм таким образом, что она образует его диагональ; сторонами же параллелограмма служат, во-первых, касательная и ранили ей в пределе хорда, или синус, и, во-вторых, синус-версус и ранний ему в пределе секанс. Физическая реальность распределяется между этими линиями так, что одна принимается за центростремительную силу, а другая — за центробежную. Посмотрим сначала, как обстоит дело с реальностью центробежной силы.

Здесь, прежде всего, ясно, что геометрическая необходимость касательной отнюдь не включает в себя необходимость тангенциальной физической силы. Ведь чистая геометрия не изменяет истинную форму круга и не сравнивает самую окружность с радиусом, а только исследует линии, определяемые отношением окружности к радиусу; та же геометрия, которая пытается сделать круг предметом вычисления и выразить в числах отношение окружности к радиусу, прибегает к гипотезе правильного многоугольника с бесконечным числом сторон, но именно этим понятием бесконечного и последней наименьшей величины она снова уничтожает самый многоугольник и прямые линии.

Если, таким образом, сама геометрия, которой мы и обязаны этим разложением круга на множество прямых линий, пользуется этим понятием как чисто гипотетическим, поскольку прямые липни вновь исчезают при бесконечном уменьшении параллелограмма, то как же может геометрия служить источником физической реальности этих линий? Они могут и хотят проверить гипотезу этой силы одним только опытом; но ибт ничего более плачевного, чем те примеры, на которые они при этом ссылаются. В особенности Ньютон и его ученики указывают на камень, который, будучи приведен в движение правой, стремится удалиться от движущей руки, натягивает своим стремлением меринку пращи и улетает прочь, как только ого отпустят.

В качестве другого примера центробежной силы приводится пушечное ядро. Если поставить пуншу на вершину горы и выпустить ядро с данной скоростью в горизонтальном направлении, то оно опишет в воздухе дуговую линию на расстоянии двух миль, прежде чем упадет на землю.

Увеличивая соответствующим образом начальную скорость, можно было бы как угодно удлинять дальность полета ядра и уменьшать кривизну его траектории, так что под конец оно попало бы на расстоянии десяти, или тридцати, или девяноста градусов, или даже вовсе не вернулось бы на землю, а умчалось бы в мировое пространство, удаляясь в бесконечность.

Второй из при веденных примеров выясняет понятие прямолинейного движения, которое всякий может составить себе и без примера; оба примера выводят его из действия метания, откуда в самом деле можно прийти к этому понятию кратчайшим путем, определим центробежную силу как такую, которая гонит тело по прямой линии.

Но ни тот, ни другой примеры но обнаруживают и следа подобной силы и природе. Возможно, однако, что сама философия в состоянии вывести то, что ошибочно и безуспешно старается найти с помощью экспериментов эмпирический метод, незаконно присваивающий себе название философии и в слепом своем усердии гоняющийся за чувственным подобием истинных философских понятий.

И надо полагать, что этот метод, сам того не сознавая, смутно 243 имеет в виду противоположность притягательной и отталкивательной сил и использует их для своей теории движения. Философия же различие этих сил приписывает материи, и притом так, что их предпосылкой остается тяжесть или само тождество. Как далека от такого взгляда ньютоновская конструкция движения планет, видно уже из того, что в ней центробежная сила, действующая в прямолинейном направление, приписывается некоторому второму телу без всякого отношения к центральному телу; поэтому здесь не может существовать никакого основания для соединения обоих тел, и нельзя понять, почему эти силы, имеющие ведь характер контрадикторных противоположностей, противополагаются не по прямой линии, а под углом, который раскалывает прямую линию противоположения па две.

По раз у этих сил нет общего основания, то тем самым уже признано, что это чисто идеальные, а отнюдь не физические силы; пусть же экспериментальная философия, когда она пытается конструировать явление из сил, не имеющих ничего общего и совершенно чуждых друг другу, не апеллирует к силам, которые противополагаются друг другу истинной философией, ибо там они имеют совсем другой смысл.

Истин-, пая философия отвергает принцип экспериментальной философии, заимствуемый ею из механики, которая питается и мертвой материи воспроизвести природу и в каком-нибудь теле осуществить синтез абсолютно различных сил; но для познания самой природы совершенно непригодно то, что служит средством для ее воспроизведения, и не может быть в физике места случаю и произволу. Но если движение Солнца, планет и комет, выводится из отношения центростремительной и центробежной сил, то, значит, признается, что они соединились в системе не по какой-либо необходимости, а вследствие простой случайности.

Хотя понятия центростремительной и тангенциальной сил заимствованы физикой из геометрии, однако этот метод конструировании явления из абсолютно противоположных начал отнюдь нельзя считать геометрическим. Ибо геометрия вовсе не старается конструировать круг или другую кривую из линий, пересекающих- 244 ся под прямым или каким-либо другим углом, а принимает круг или другую исследуемую ею кривую за данность и показывает, как подобными данностями определяются отношения остальных линий.

Этому истинному методу и должна была бы в точности следовать физика — методу, согласно которому сначала полагается целое и уже из него выводятся отношения частей, а отнюдь не обратному методу, по которому из противоположных сил, то есть из частей, слагается целое.

Но возможно ли вообще, чтобы физическая астрономия, устанавливающая свои законы с помощью математики, не следовала на самом деле за математикой? Ведь всегда, когда астрономии толкует как будто о центробежной силе, о центростремительной силе, о силе тяжести, она фактически говорит о своем явлении в целом. Уже геометрия утверждает нео любом линии, что она равна корню из суммы двух квадратов, а исключительно только о гипотенузе, то есть о части, определяемой целым, каковым здесь является прямоугольный треугольник, причем она отличает эту часть как от целого, так и от остальных частей.

В астрономии же мы имеем нечто большее: величиной центростремительной или центробежной сил и силы тяжести определяется здесь одно и то же явление, именно все движение в целом, так что совершенно безразлично, будем ли мы при решении какой-нибудь задачи исходить из величины силы тяжести или центростремительной или центробежной силы.

В том-то и дело, что все эти различные силы — только пустые названия, без которых лучше было бы обойтись, ибо из пустоты этого различения и возникли пси путаница и нелепость в объяснении явлений. Явное противоречие заключается уже в том, что явление, вызываемое центростремительной силой, изображается синусом-версусом, а вызываемое центробежной изображается касательной, а в то же время каждая из этих сил приравнивается к другой.

И устранить это противоречие не помогут никакие ссылки на первое и последнее отношения возникающих и исчезающих величин, которые в случае дуги, синуса-версуса и касательной сводятся к отношению равенства, так что эти линии могут взаимно заменять друг друга. Ибо названные 245 первое и последнее отношения оказываются здесь лишь тогда отношениями равенства, когда они вообще исчезают, когда уже не остается места ни для дуги, ни для смнуса-персуса, ни для касательной, ни для различия рассматриваемых сил; центробежная сила равна центростремительной только тогда, когда величиной той и другой действительно выражается величина всего движения, и, таким образом, отношен не этих сил, их различие и их названия испаряются и ничто.

Что касается пустоты этих различение, то, во-первых, прямо признается, что центростремительная сила совпадает с силой тяжести; все усилия Ньютона были направлены на то, чтобы доказать их тождество. Следовательно, вся эта физическая конструкция движения небесных тел, сводящая все явление в целом к силе тяжести, но имеете с тем различающая центростремительную и центробежную силы как два фактора силы тяжести, падает сама собой, поскольку один из факторов полагается равным всей силе.

Далее, закон центростремительной силы, гласящий, что она находится в обратном отношении к расстояниям и что в этом отношении содержится вся величина движения, уже включает в себя и содержит в себе приписываемое центробежной силе тангенциальное направление.

Но если вся величина движения приписывается центростремительной силе и определяется величиной последней, то ясно, что она не противополагается центробежной силе, но что все явление в целом выражается ею одной; поэтому при геометрической конструкции действие?

Насколько необходимо при математическом вычислении приравнять одну силу к другой или, вернее, положить ее пак целое, видно из того, что полная величина противоположных сил должна измеряться но только тем, что одна из них действительно произвела, а и тем, что она произвела бы, если бы ей не препятствовала другая, так что при вы- 246 числении каждой силе должно быть приписано то, что произведено другой.

Истинная величина центростремительной силы должна поэтому выражаться не только через синус-версус, но и через касательную или через диагональ как их произведение, и точно так же истинная и чина центробежной силы — не только через касательную, но и через синус-версус или их произведение. Отсюда следует, что и центробежная сила находится в обратном отношении к расстояниям, отводом ли мы исследуемое явление к той или другой из обеих этих сил, решение любой задачи будет всегда одним и тем же.

Из закона, согласно которому о рассматриваемые силы обратно пропорциональны расстояниям, вытекает, что между этими силами нет той противоположности, в которой механическая физика нуждается для конструирования движения. Ибо когда мы имеем две противоположные силы, то увеличение одной из них сопровождается уменьшением другой; здесь же мы видим, что при одновременном увеличении или уменьшении синуса-версуса и касательной все явление в целом описывается и определяется с помощью как одной, так и другой сил и что, далее, обе эти силы зависят от некоторой третьей, которая есть их истинное основание или тождество.

А это, в сущности, означает, что не дается определение ни центростремительной, ни центробежной силам и что явление вовсе не конструируется из этих факторов, а лишь устанавливается величина всего движении к целом. Нисколько противоположение обеих этих сил к их шюбрпжепип мере синус-версус и касательную лишено подлинного смысла, обнаруживается яснее всего при попытках объяснить различие скоростей одного и того же тела, обращающегося по эллипсу.

Так как у эллипса отношение радиус-вектора и касательной, изображающих соответственно центростремительную и центробежную силы, не остается повсюду одинаковым, то это различие скоростей объясняют обыкновенно нарушением равновесия сил. Однако если в обеих точках среднего расстояния мы имеем одно и то же отношение радиус-вектора и касательной, а равно 247 и одну и ту же скорость, то, наоборот, в афелии и перигелии отношение радиуса-вектора и касательной, правда, тоже4 одинаково, но зато скорость весьма различна.

Здесь особенно поразительно еще то, что, хотя все рассуждении основаны на математических доказательствах, все-таки, по мнению одних, как мы уже заметили выше, центробежная сила обратно пропорциональна квадратам расстояний, а по мнению других — даже их кубам.

В этом методе, пытающемся объяснить изменение скорости не только каждой отдельной планеты, но вообще всех тел, обращающихся по круговым орбитам, ясно обнаруживается постоянный прием эмпирической философии, сам вращающийся в круге: различие скоростей планет объясняется различием интенсивности сил, а различие интенсивности сил — различием скорости.

Обратимся теперь к другому, чрезвычайно распространенному использованию понятия центробежной силы — к попытке объяснить с ее помощью тот факт, что на более низких географических широтах движение маятника медленнее и сила тяжести меньше. Это объяснение замедления маятника, основанное на том, что сила тяжести увеличивается с удалением от экватора пропорционально квадрату синуса широты, сводится к утверждению, что па экваторе центростремительная сила не равна силе тяжести, а меньше ее вследствие противодействия центробежной силы.

Вычисляется же это уменьшение следующим образом. Далее, известно, что на нашей Земле, на широте Парижа, падающее тело проходит м одну секунду около 1572 Фуга, или 2174 линии, а так как центростремительная сила определяется по расстоянию, проходимому падающим телом в данное время, и выражается через синус-версус, разность же между вышеуказанным и этим синусом- 243 то н заключают, что первый приходится на долю центробежной силы, которая, как мы видели, в других случаях выражается через касательную.

Но выше мы нашли, что каждую из обеих этих сил можно, по желанию, заменить другой и что от их взаимной перестановки закономерность их действия нисколько не нарушится, и поэтому ничто не мешает нам отнести и меньший синус-версус на долю центростремительной силы, присчитать его к силе тяжести и утверждать, что последняя не уменьшается, а увеличивается на эту дробь, своим увеличением вызывая замедление маятника, и что точно так же нес тел на более низких широтах не убывает, а возрастает.

Измерить и объяснить рассматриваемое явление вполне возможно и при таком взгляде. Опыт, правда, показывает, что на более низких широтах маятник часов двигается медленнее, и так как его колебания объясняются силой тяжести, вызывающей падение тел, то из замедления колебаний маятника той же длины и того же веса заключают, что уменьшилась сила тяжести.

Но движение маятника не есть чистое падение: груз, подвешенный к неподвижной точке и получивший толчок не из этой точки, а сбоку, не может тотчас же произвести прямую линию падения, и поэтому вертикальное направление изменяется в кривую линию, порождаемую, если угодно, центростремительной силой и центробежной, о которой можно, пожалуй, сказать, что она обусловливает горизонтальное или тангенциальное направление.

Почему же в таком случае нельзя объяснить замедление колебаний на ;н шггоро тем, что на экваторе отклонение от перпендикулярной линии падения, или горизонтальное движение, или, если угодно, центробежная сила, встречает большее препятствие, каковым может служить только большее стремление к вертикальному направлению, — другими словами, что там центростремительная сила больше и поэтому упорнее удерживается вертикальное направление и энергичнее восстанавливает его, когда оно утрачено, быстрее побеждая противоположное направление?

Укажем, наконец, что такое объяснение 249 превосходно согласуется с формой Земли, вытянутой по сравнению с экватором, диаметр которого короче земной оси. Таким образом, маятник, находясь на низших широтах вблизи большей массы, сильнее притягивается и энергичнее стремится к земле и к вертикальной линии, так что он не может уклониться от нее с такой легкостью, с какой совершает боковое движение тело на более высоких широтах, притягиваемое меньшей массой.

Было бы слишком долго останавливаться на различении Ньютона между движущей и ускоряющей силами. С помощью этого различения он, между прочим, прикрывает тот факт, что в своем знаменитом приложении закона центростремительной силы к движению Луны, планет и их спутников он совершенно не принимает но внимание массы различных небесных тел, чем лишили раз подтверждается, что его закон тяготения есть чисто кинематический закон, а но закон силы.

Ибо то, что производится силой, необходимо зависит не только от закона силы, но также и от массы, и явления не могут согласоваться с одним только законом силы. И точно так же они смотрят на отношение спутников к соответствующим планетам. Но в то же время из скорости спутников и из отношения этой скорости к их расстояниям от планеты они вычисляют плотность последней, как равно из таковой же характеристики планет они вычисляют плотность Солнца.

Выше мы показали, что центростремительная и центробежная силы могут быть, по желанию, заменены друг другом при объяснении реальных фактов. Совершенно так же уменьшен по силы тяжести можно заменить ее возрастанием, соответствующим образом объяснение явлений, которые будут теперь объясняться уменьшением силы тяжести; и закон, согласно которому эта сила обратно пропорциональна квадра- 250 там расстояний, можно перевернуть так, чтобы он гласил, что она прямо пропорциональна расстояниям.

В самом деле, когда говорят, что сила тяжести уменьшается с увеличением расстояний, то принимается во внимание только один фактор, необходимый для ее определения,— именно скорость; так как эта последняя уменьшается с расстоянием, то считают, что и сила тяжести уменьшилась. Однако размеры силы мы должны определять и но величине расстояния, на которое она действует; и силу, которая действует на вдвое большее расстояние, следует признать в четыре раза большей.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: The Greatest Showman Cast - This Is Me (Official Lyric Video)

Наш научный поиск выполняется по полным текстам. Скачать бесплатные диссертации и авторефераты.

Глава 3. Краткая история номенклатуры деталей рельефа планет. Основные принципы номенклатуры рельефа планет. Русское написание названий деталей рельефа планет. Надписи на картах рельефа планет. Источники и фонды картографических данных для составления карт рельефа планет. Математическая основа карт планет. Орографическая основа для тематических карт планет. Составление гипсометрических карт планет 4. Автоматизация процессов составления карт рельефа планет. Использование карт для обеспечивания работы космических станций.

Печать Аспирантов обяжут писать диссертации Программы аспирантуры и адъюнктуры переориентируют, но обучающимся гарантируют все академические права. С инициативой проведения такой реформы выступило министерство науки и высшего образования РФ.

Виртуально-неомифологическая сущность фэнтези Батурин, Даниил Антонович — Тюмень, 2015 Конечно, большое количество существующих определений виртуальной реальности и ее трактовок во многом противоречат друг другу, но их объединяет общая идея - признание возможности существования других типов реальностей... Влияние коммуникации на смысл Иванова, Ольга Эрнстовна — Челябинск, 2015 Эпистемологические вопросы претерпевают определенную трансформацию: изменяется проблемное поле, способы постановки и решения вопросов. Неклассическая эпистемология, указывающая на уязвимость знания и невозможность заключить его в жесткие рамки, отвергает изначальную данность смыслов в коммуникации, проблема понимания смыслов рассматривается с...

Научная электронная библиотека диссертаций и авторефератов

Вход Регистрация Скачать бесплатные диссертации и авторефераты В данном разделе выкладываются диссертации и авторефераты, авторы которых захотели разместить их на безвозмездной бесплатной основе, чтобы научному работнику и другим заинтересованным лицам не было необходимости ехать в РГБ или заказывать доставку диссертаций в интернете. Обращаем внимание, что в данном разделе размещаются только тексты бесплатных диссертаций и авторефератов. Это необходимо для того, чтобы гарантировать нашим читателям доступ к интересующим их работам в формате Adobe PDF даже в том случае, если однажды предоставленная вами ссылка станет нерабочей. Также это даёт возможность читателям при желании поддержать наш ресурс, оплатив доставку работы, вместо того, чтобы скачать бесплатно работу. Таким образом пользователь может поучаствовать в развитии нашего проекта небольшим финансовым вливанием. Если вы хотите скачать бесплатно какую-то диссертацию или автореферат из этого списка, напишите нам через форму обратной связи Диссертации и авторефераты доступные бесплатно Кандидат технических наук Ковалевский Михаил Васильевич.

Защиты диссертаций

It performs a wide range of fundamental and applied research of physics of the Earth. The Institute, founded in 1928, is one of the oldest scientific institutions of the Russian Academy of Sciences. It has built renowned academic schools in geophysics, seismology, experimental geophysics and geo-electromagnetic research. IPE is proud to have among its members academicians A. Gliko, C. Fedotov, V. Strahov and corresponding members of the Russian Academy of Sciences Y. Avsyuk, E.

Для вас работает виртуальный читальный зал , обеспечивающий доступ к Электронной библиотеке диссертаций Российской государственной библиотеки dvs. Официальный Интернет-портал правовой информации регистрация обязательна.

Согласно современным представлениям, все звезды с внешней конвективной оболочкой должны иметь холодные фотосферные пятна, аналогичные солнечным. Эти пятна представляют собой области выхода магнитных трубок, формируемых в недрах звезды. С момента своего открытия этот класс объектов привлекает к себе внимание. Плазма, движущаяся с околосветовыми скоростями в джете, ультракомпактность центральной области, демонстрирующей экстремальную яркость, и… Муфахаров, Тимур Василович Процессы энерго- и массообмена между галактиками и окологалактической средой Активность звездного населения галактик приводит к наблюдаемому обмену массой и энергией между межзвездной и межгалактической средами [1].

Оказание услуги по проекту «Антиплагиат.РГБ»

.

ЭЛЕКТРОННО-БИБЛИОТЕЧНЫЕ СИСТЕМЫ

.

Наша планета

.

Члена ЦИК лишили ученой степени за плагиат в диссертации

.

Об орбитах планет (философская диссертация). 1801. (Гегель Г.В.Ф.)

.

Скачать бесплатные диссертации и авторефераты

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Heart - These Dreams (Official Video)
Похожие публикации