Мгюа защита диссертаций

В стране ощущался дефицит юридических кадров. До этого времени подготовка юристов по заочной форме осуществлялась на факультетах советского права, крупнейшим из которых был факультет при Московском государственном университете образован в 1927 году. Первым директором Московского института советского права был назначен П. Вопросы организации правовых вузов и подготовки кадров работников юстиции рассматривались на V совещании руководящих работников юстиции 18 июля 1931 года.

Основные условия Конкурса и требования к предоставляемым материалам: — участие в конкурсе бесплатное; — работы предоставляются на русском языке; — на конкурс предоставляются самостоятельно выполненные законченные научные исследования, соответствующие тематике Конкурса. Представленные работы проверяются с помощью системы Антиплагиат на наличие заимствований из общедоступных сетевых источников; — структура и оформление предоставляемых материалов должны соответствовать Положению о Международном открытом конкурсе; — материалы предоставляются в электронном и печатном виде. Научные работы, представленные с нарушением установленных требований, конкурсная комиссия имеет право не допустить до участия в Конкурсе. Для участия в Конкурсе необходимо в срок до 14 декабря 2019 года выслать печатный вариант научной работы с прилагаемыми материалами по адресу: 305040 г. Курск, ул. Итоги Конкурса подводятся на заседании конкурсной комиссии, которое будет проводиться 24 декабря 2019 года.

Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Просмотров: Транскрипт 1 Московский государственный юридический университет имени О. Проект заключения подготовлен в связи с направлением Высшей аттестационной комиссией данной диссертации, защищенной в 2015 году, на дополнительное заключение в МГЮА.

В проекте заключения комиссия пришла к выводу, что защищенная Ю. Байгушевой диссертация не соответствует установленным требованиям. Мы не можем согласиться с базовыми аргументами, положенными в основу сделанного в заключении вывода о несоответствии диссертации установленным требованиям. Диссертация Юлии Валериевны Байгушевой является самостоятельным и серьезным научным трудом. Редкая научная работа из тех, что ежегодно защищается в России, может сравниться с ней по уровню погружения автора в материал.

Отдельные содержательные и методологические недостатки диссертации заслуживают обсуждения, но не могут дать повод для отрицания значимости проделанной автором работы.

Особенную настороженность вызывает то, что некоторые центральные претензии к работе по существу представляют собой нападки на компаративный метод научного анализа, в связи с чем мы, ученые-юристы, занимающиеся научными юридическими исследованиями и преподаванием права, считаем своим долгом публично ответить на подобные выпады и защитить не только диссертацию Ю.

Байгушевой, но и сам компаративный метод и тем самым юридическую науку и право как таковые. Современная юриспруденция зиждется на сравнительном правоведении как исторически римское право является нашим общим европейским корнем, а немецкое и французское право в конце XIX века определили лицо российского гражданского права и отечественного гражданского законодательства , так и методологически игнорирование опыта зарубежных правопорядков в стране с низкой интенсивностью научной жизни вынуждает постоянно изобретать велосипед.

Говоря словами Р. Наука дореволюционного российского гражданского права находилась в системе координат европейской цивилистики, российские ученые свободно полемизировали с самыми известными немецкими правоведами, ученый, свободно не читающий последние публикации немецких, французских, швейцарских коллег, не имел никаких шансов быть услышанным и опубликоваться, в своих работах основатели российской цивилистической традиции активно ссылались на зарубежную науку.

Этот компаративный рычаг позволил российской науке гражданского права в конце XIX столетия возникнуть буквально на ровном месте и начать в перспективе претендовать на роль одной из ведущих в Европе. Подготовка проекта российского гражданского кодекса Гражданского уложения Российской империи основывалась на основательнейшей проработке иностранного правового материала доктрин и кодификаций ; все это зафиксировано в протоколах совещаний кодификаторов и 12-томной пояснительной записке к проекту.

Не побоимся этого слова, величие русской юридической науки XIX века основывалось на том, что она стояла на прочнейшем догматическом фундаменте немецкой и французской цивилистики.

После трагического перелома в российской истории в 1917 году остаточной энергии этого рывка хватило даже на некое подобие движения гражданско-правовой мысли в, казалось бы, абсолютно невыносимых для частного права условиях плановой экономики. Поэтому тот факт, что современная гражданско-правовая наука России в последнее время начинает возвращаться к классическим дореволюционным канонам и лучшим образцам 2 2 работ тех времен, не может не радовать.

В принципе, серьезных работ по гражданскому праву, в которых вовсе не анализируется зарубежный опыт, сейчас становится все меньше. Особенно это актуально для сферы представительства, так как сама концепция представительства и основные элементы его режима сформировались в российском праве в форме рецепции немецкой догматики. Причем это влияние длится по сей день недавняя реформа норм ГК о представительстве во многом инспирирована немецким опытом нельзя не заметить попутно, что Президент РФ, предлагая приступить к реформе ГК, в соответствующем указе предложил разработчикам реформы учитывать передовой зарубежный опыт; как можно учесть этот опыт, не обращаясь к сравнительно-правовому методу?!

В этом контексте акцент автора диссертации на компаративном методе и изучение российского режима представительства в системе координат западноевропейской цивилистики выглядят вполне уместно, а соответствующие замечания необоснованными.

Поэтому нельзя согласиться со следующими замечаниями авторов проекта заключения. На это следует заметить следующее. Последняя фундаментальная работа по представительству в российской науке это диссертация профессора В. Рясенцева, которой уже почти 70 лет, других серьезных исследований разве что за исключением диссертации Е. Невзгодиной 1975 года с тех пор практически не было, а по многим вопросам из этой области на русском языке в контексте действующего гражданского законодательства, в принципе, не написано ни одного предложения.

При этом в Германии, Австрии, Швейцарии и ряде иных стран доктрина представительства разрабатывалась на протяжении десятков лет во всех деталях и нюансах, поэтому такие претензии кажутся странными.

Например, у автора основной дореволюционной работы по представительству Н. Нерсесова 4 русскоязычных источника в библиографии и 40 иноязычных. Сама постановка вопроса о соотношении ссылок на российские и иностранные источники в научной работе вызывает некоторое удивление.

Можно ли встретить такие претензии к диссертации по любой иной науке в современном мире открытых академических границ? Конечно, работу можно наполнить бессмысленными и иррелевантными ссылками на низкокачественные публикации на русском языке впрочем, по представительству их почти нет даже и низкого качества , дабы соблюсти требуемый политес и поддержать видимость баланса в использовании источников.

Но это лицемерие к науке не имеет никакого отношения! Если российская литература по представительству может похвастаться всего несколькими монографиями более чем за 100 лет и буквально несколькими толковыми статьями, а сама доктрина является практически полностью результатом рецепции немецких образцов, другого соотношения ссылок на источники быть и не может.

Кроме того, нельзя не заметить, что само название работы указывает на то, что исследование российского режима представительства осуществляется на основе компаративного анализа.

В таких условиях критика работы со ссылкой на компаративный уклон представляется неуместной. Подписанты настоящего письма разделяют точку зрения, согласно которой компаративный анализ сам по себе, имея огромную научную ценность, тем не менее не может предопределить нормативные суждения о том, каким должны быть те или иные правовые решения в контексте российского права.

Должное, как известно, из сущего не выводится, и это в полной мере касается и догматики зарубежного права. В этом плане в работе Ю. Байгушевой можно обнаружить определенные недостатки, которые и были подмечены оппонентами в ходе защиты диссертации и на которые справедливо обратили внимание авторы проекта заключения. Далеко не повсеместно, но в ряде мест автор диссертации, действительно, опускает содержательную аргументацию и постулирует те или иные выводы в рамках анализа de lege ferenda, априорно выводя их из догмы немецкого права.

Этот уклон в аксиоматичность в целом свойствен работам представителей ярославской школы цивилистики, классическим представителем которой является Ю. Байгушева, и является в определенной степени отличительной особенностью данной школы.

Но это само по себе не означает, что подобная методология оправданна. Как представляется, перенесение на российскую почву любых решений из зарубежного права, из предыдущих этапов развития российского права или из любых иных источников требует критического и содержательного аргументирования, обоснования преимуществ и недостатков соответствующих альтернатив. В то же время наличие подобных особенностей научной методологии и оправданность соответствующих методологических упреков к ней не являются, на наш взгляд, аргументом в пользу отказа в признании научности данной работы.

В области методологии правовой науки не существует устоявшегося канона, существуют различные взгляды на юридическую методологию. В определенных пределах здесь должен допускаться методологический плюрализм.

Отказ в признании защиты диссертации одного из самых ярких представителей самобытной ярославской научной школы на основе дискредитации самих базовых ее методов означает по сути приговор самой этой школе, что абсолютно несправедливо. Догматический метод является одним из традиционных научных методов юридического анализа. Так работали многие поколения европейских цивилистов, выводивших суждения о должном в национальном праве на основе препарирования источников римского права.

Соответственно, тот факт, что в ряде мест работы нет политико-правовой аргументации и некоторые выводы предлагается принимать за аксиомы, сам по себе не может являться поводом к отказу работе в научности. Здесь авторы проекта заключения, видимо забыли, что Тартуский а ранее Юрьевский, Дерптский университет работал еще в составе Российской империи и СССР, в нем преподавали такие крупные отечественные ученые, как И. Энгельман, Е.

Пассек, В. Синайский, Ф. Тарановский, А. Гуляев, Л. Кассо, В. Грабарь, А. Фрейтаг- Лоринговен, а после революции этот университет также принял и других известных российских цивилистов например, Д. Гримма и И. Преподаватели данного университета в частности, профессор П. Варул участвовали в разработке известного всем европейским цивилистам документа Проекта общей системы координат европейского частного права DCFR , активно взаимодействуют с представителями российской правовой науки, выступают в России на правовых конференциях в том числе на Петербургском международном юридическом форуме и публикуют свои работы на русском языке в России.

Особо тесные 4 4 связи сложились между тартуской и ярославской цивилистическими школами. Так, например, широко известен целый ряд публикаций профессора П. Поэтому подобный упрек к выбору ведущей организации имеет целью продемонстрировать, что наука российского права должна быть вырвана из общеевропейского научного контекста, в котором она зарождалась и расцвела на рубеже XIX и XX веков.

Согласиться с таким подходом никак нельзя. В современных условиях постоянного нарастания процессов взаимодействия научных школ мира, совместных исследований и т.

Кроме того, Положение о порядке присуждения ученых степеней не требует, чтобы ведущая организация была исключительно российской. Никаких сомнений в том, что старинный Тартуский университет, на протяжении многих десятилетий являвшийся частью именно российской научной жизни, соответствует этим критериям, нет. В проекте заключения имеются и иные крайне спорные моменты. Так, например, на стр. Не говоря об очевидной подмене понятий права и законодательства , это противоречит тому, что институт распорядительных сделок и связанный с ним принцип разъединения известны российскому законодательству и судебной практике см.

В справочно-правовых системах можно обнаружить десятки судебных актов включая акты ВАС РФ , в которых либо прямо используется данный термин, либо просто распоряжение во исполнение договора квалифицируется как сделка например, для целей признания ее недействительной без признания недействительным договора в целом.

Тем более это понятие известно науке российского и даже советского права например, этот термин используют такие классики, как Б. Черепахин и М. Агарков, из современных авторов достаточно назвать А. Егорова, С. Сарбаша, Д. Тузова, М. Можно вести жаркие споры о том, насколько оправданна квалификация распоряжения во исполнение договора сделкой в российской науке звучат и голоса критиков, например Е. Суханова , но обвинять автора в том, что он использует какой-то абсолютно неизвестный современной российской правовой науке термин, и выдвигать это в качестве основания для отмены результатов защиты несправедливо.

На стр. Между тем не только Закон о банкротстве уже давно прямо указывает на то, что арбитражный управляющий действует от имени должника, но и ГК РФ в ходе недавней реформы отказался от формулировки о том, что якобы управляющий действует от своего имени. Здесь опять же следует отметить, что отсутствие упоминания данного термина в законе не означает, что право в целом не знает 5 5 такого явления.

В российском законе нет большей части тех юридических понятий, которыми оперируют наша наука и или судебная практика, и вряд ли они там нужны. Кроме того, именно через признание такого права Верховный Суд РФ защитил права наследника лица, подавшего заявление о приватизации, но не успевшего оформить ее. Наконец, что касается претензий авторов заключения к тому, что большинство работ Ю. Байгушевой написаны в соавторстве с покойным Е.

Крашенинниковым, то здесь вопрос уже из области права переходит в область научной этики. Большое число работ Ю. Байгушевой, результаты и фрагменты которых использованы в диссертации, написаны единолично.

В части же совместных статей следует заметить следующее. Крашенинников был учителем Ю. Байгушевой и основателем ярославской школы цивилистики, их совместные работы прекрасно известны российским цивилистам. При этом Положение о порядке присуждения ученых степеней не запрещает использование в диссертации результатов опубликованных исследований, выполненных в соавторстве, если диссертант делает соответствующее указание в своей диссертации п.

Анализ диссертации показывает, что во многих ее главах прямо указывается на использование в них работ, опубликованных диссертантом в том числе в соавторстве см.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Про защиту по уголовным делам: Научно-Образовательного Центра (НОЦ) МГЮА им. О.Е. Кутафина

Московский государственный юридический университет имени О.Е Кутафина (МГЮА). Non scholae sed vitae discimus. МГЮА. Московский государственный юридический университет имени . Информация о заседаниях Диссертационных советов 25 и

В случаях, когда в силу специфики исследуемых проблем разграничение объекта и предмета исследования является затруднительным, студент по согласованию с научным руководителем вправе отразить в вводной части работы один из указанных элементов. При подготовке введения следует учитывать, что магистерская диссертация в соответствии с п. Во введении студент должен отразить ключевые элементы практической, научной и методологической новизны, внесенные им в разработку выбранной темы. Наиболее значимые и оригинальные выводы, а также инновационные предложения, формулируемые в выпускной квалификационной работе, могут быть представлены в виде положений, выносимых на защиту. Именно языковостилистическая культура диссертации лучше всего позволяет судить об общей культуре ее автора. Язык и стиль диссертационной работы как часть письменной научной речи сложились под влиянием так называемого академического этикета, суть которого заключается в интерпретации собственной и привлекаемых точек зрения с целью обоснования научной истины. Качествами, определяющими культуру письменной научной речи, являются точность, ясность и краткость. Смысловая точность - одно из главных условий, обеспечивающих научную и практическую ценность заключенной в тексте диссертационной работы информации. Неправильно выбранное слово может существенно исказить смысл написанного, дать возможность двоякого толкования той или иной фразы, придать всему тексту нежелательную тональность. Магистерская диссертация должна носить исследовательский характер. В ней излагаются литературные источники, дается критический анализ взглядов ученых и практиков, отражается позиция автора, подкрепляемая соответствующими аргументами. Нельзя сводить работу к перечислению различных точек зрения, ограничиваясь утверждением о согласии или несогласии с той или иной из них. Полемика должна быть основана на сопоставлении доводов, анализе законодательства и практики его применения. В необходимых случаях приводятся статистические данные, материалы анкетирования, интервью, примеры из практики деятельности конкретных учреждений. Последние должны быть краткими и, по возможности, содержать описание лишь тех обстоятельств, которые имеют значение для подкрепления или опровержения развиваемых в работе идей. Для обоснования своих суждений, выдвигаемых гипотез, решений различных вопросов могут приводиться выводы, полученные специалистами по данной проблеме. В этих случаях допускается передача чужого мнения в форме свободного изложения либо цитирования работ с обязательной ссылкой в том и другом случае на источник. Цитата, как правило, не должна быть громоздкой.

Просмотров: Транскрипт 1 Московский государственный юридический университет имени О.

Кутафина традиционно защищают диссертации аспиранты тех высших образовательных учреждений, где нет своих диссертационных советов. Согласно заведенному порядку, такие диссертационные работы проходят обсуждение на "профильных" кафедрах Академии, и только по результатам таких обсуждений выносятся на защиту.

Защита диссертаций

Диссертационному совету разрешено проводить защиту диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук по научным специальностям: 23. Жильцов Сергей Сергеевич председатель — доктор политических наук 23. Бажанов Евгений Петрович зам. Иванов Олег Петрович зам. Ногмова Аделина Шафиковна ученый секретарь — кандидат политических наук 23. Аникин Владимир Иванович — доктор экономических наук, профессор 23.

Кафедра гражданского права и процесса

Диссертация выполнена в отделе проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере федеральной безопасности, межнациональных отношений и противодействия экстремизму Научно-исследовательского института Университета прокуратуры Российской Федерации. Научный руководитель — доктор юридических наук, доцент Агапов Павел Валерьевич, ведущий научный сотрудник отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере федеральной безопасности, межнациональных отношений и противодействия экстремизму Научно-исследовательского института Университета прокуратуры Российской Федерации. Официальные оппоненты: Кочои Самвел Мамадович — доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О. Ведущая организация — Уральский государственный юридический университет. По итогам заседания диссертационный совет решил присудить Кайбжанову Марату Жолмагамбетовичу ученую степень кандидата юридических наук по специальности 12. Диссертация выполнена на кафедре основ организации и управления в органах прокуратуры Казанского юридического института филиала Университета прокуратуры Российской Федерации. Официальные оппоненты: Кузнецов Александр Павлович — доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии Министерства внутренних дел Российской Федерации; Цепелев Валерий Филиппович — доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О. Кутафина МГЮА ; Лопатина Татьяна Михайловна — доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой уголовного права и уголовного процесса Смоленского государственного университета.

Шабанова окончила юридический факультет и аспирантуру Московского государственного университета им.

.

Диссертации

.

Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина — МГЮА в Москве

.

Московский юридический форум. Секция «Правовое регулирование в сфере электроэнергетики»

.

Объявления о защите

.

Студенческий документ № 034143 из МГЮА (Университет им. О. Е. Кутафина)

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Приёмная комиссия (Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА))
Похожие публикации